Быть Петром Порошенко: как открыть «слепой траст»

Быть Петром Порошенко: как открыть «слепой траст»

История с «панамскими документами» и счетами президента Украины Петра Порошенко является очередным событием, связанным с международной борьбой за прозрачность капиталов. К этому же процессу раскрытия информации о владельцах крупнейших состояний относятся пересмотр понятия «банковская тайна», массовые передачи данных о немецких и американских вкладчиках швейцарских банков Германии и США, и так далее. Между тем, спрос на защиту активов не сокращается. РБК-Украина проанализировало, какие из способов по защите прав собственности являются наиболее актуальными сейчас, и в чем преимущество нашумевшего «слепого траста».

Масштабы международного перетока капиталов измеряются гигантскими суммами. По данным организации GFI, за год развивающиеся страны покидает около триллиона долларов. По разным подсчетам, деньги, выведенные из Украины начиная с 1990 года, превышают 200 млрд долларов. Причин поиска «тихих гаваней» для этих средств — две.

Для Украины главным поводом задуматься над методами сохранности состояния стал низкий уровень защиты частной собственности на фоне частых переделов сфер влияния. Например, весной 2014 года на офшоры массово регистрировали даже квартиры в Киеве и Одессе, опасаясь, что их заберут по политическим мотивам. Что уж говорить об обладателях больших активов, нежели элитная квартира в центре Киева.

«Схема по обеспечению сохранности капитала делает стоимость захвата этого самого капитала настолько дорогой, что заниматься этим невыгодно. Логично рассматривать «сохранность капитала» как защиту от преступного захвата или недружественного поглощения», — так объясняет главную функцию схем по сохранности собственности владелец Honest & Brigh Ltd. Ярослав Ломакин.

Стандартный путь защиты капитала — депозиты в банках безопасных юрисдикций, например, Швейцарии. «Традиционный путь сохранности капитала — вложения в швейцарские банки. Такие счета не предполагают доходности для вкладчиков. Используют вложения в ценные монеты, картины и ювелирные изделия. Такая сохранность капитала, как правило, не связана с желанием налоговых льгот. Её цель – обезопасить накопленные средства», — уточнил партнер юридической фирмы «Астерс» Алексей Демьяненко.

Если же речь идет о действующем бизнесе, то для его сохранности предприятие может быть оформлено на офшорную или трастовую компанию. Претензии общества и надзорных органов в этом случаем могут быть связаны с возможными налоговыми вопросами.

Налоговые тонкости
Зачастую «сохранность капитала» сопряжена с налоговыми льготами. Это — один из самых скользких моментов, так как именно возможность уклонения от налогов по месту происхождения состояний заставляет надзорные органы искать, а где же эти самые состояния спрятаны. «Сохранность капитала нельзя путать с оптимизацией налогов, так как по своей сути это разные процессы», — уточняет эксперт Союза налоговых консультантов Украины Людмила Рубаненко.

«Чем больше капитал — тем больший простор нужен ему для работы. По этой причине транснациональные капиталы не имеют привязки и работают по всему миру. В этих условиях двойная уплата налогов — делает работу таких капиталов невыгодной. Там, где нельзя избежать двойной уплаты — легальный большой капитал уходит. И приходит в те страны, которые дают более привлекательные налоговые ставки», — рассказал Ломакин.

Активизация поиска крупного капитала надзорными структурами стала тенденцией. «Процесс раскрытия информации о собственниках бизнеса позитивен с позиции развития банковского бизнеса. Потому что пока банки не знают, кому принадлежат те или иные бизнесы, они предлагают жесткие условия по кредитованию, или вообще не кредитуют. Прозрачность же структуры собственности важна, чтобы банки могли понимать, что ожидать от бизнеса, с кем они имеют дело», — считает член управляющего комитета Глобальной ассоциации риск-профессионалов Вадим Березовик.

Слепые трасты
Ставшие популярными благодаря Петру Порошенко трастовые отношения определены в англо-саксонской системе права, которая действует в Великобритании и её бывших колониях, на Кипре, в США, и так далее. «Континентальное право также содержит такие определения, как доверительные, или трастовые взаимоотношения. Это – взаимоотношения по передаче имущества в доверительную собственность», — уточнил управляющий партнер украинского офиса Amond and Smith Денис Кузнецов.

Особенность в подходе к таким отношениям украинских судов. По словам Кузнецова, прописать трастовый договор можно хоть в Украине. Но в Британии право сохранности частной собственности будет защищать судебная система, чего нельзя сказать об Украине.

Каким образом формируется «слепой траст»? Речь идет о создании компании за границей, и передаче управления над этой компанией трастовому управляющему — трасти. «Агент уполномочен управлять компанией, в том числе, отчуждать ее активы на свое усмотрение. Собственник имеет право на дивиденды. Стороны заключают трастовое соглашение. Собственник может оформить letter of wishes, — письмо, содержащее его рекомендации трастовому агенту относительно управления компанией. Такие рекомендации для трастового агента обязательными не являются», — рассказывает Алексей Демьяненко.

По его словам, критерием слепого траста является передача собственником актива, принадлежащего ему, в полное управление трастового агента. «В «слепом трасте» зафиксирован запрет для трасти получать хоть какие-то инвестиционные поручения от бенефициара траста, и трасти не может быть никак аффилированным с бенефициаром», — дополняет Ярослав Ломакин.

В договоре указываются все особенности данного траста. Отзывный – безотзывный, срок действия, и так далее. Например, в договоре может быть предусмотрено условие передать траст через 10 лет сыну учредителя, но при условии, что ребенок закончит Гарвардский университет. В противном же случае траст будет передаваться в управление какому-то благотворительному фонду. Подобные условия по управлению трастом могут быть самыми разнообразными. Стоимость траста, к примеру, в юрисдикции Британские Виргинские острова — 5-10 тыс. долларов.

«Хранить капитал для его защиты лучше всего в странах, где чтут частную собственность и авторитет государства на защите прав частной собственности. При этом понимая, что такие юрисдикции дорого берут за сохранение капиталов. Это проявляется как в стоимости услуг обслуживания капитала, так и в налоговом бремени. Но любая схема защиты капитала хороша, если она заранее просчитана и вы используете её легально», — резюмирует Ярослав Ломакин.

Лента новостей
Вступай: