«Степан Бандера — наш герой»: известный артист рассказал, как стал почитателем украинского националиста

«Степан Бандера — наш герой»: известный артист рассказал, как стал почитателем украинского националиста

Он рассказал о истоках своего интереса к украинской культуре.

Украинский артист Антин Мухарский, также известный как Орест Лютый, рассказал, как в 90-е годы по собственной воле украинизировался и стал почитателем Степана Бандеры.

«Я — коренной киевлянин, родился на Подоле, и лет до двадцати был просто Антоном Мухарским. Вернувшись из армии в 1989 году, а служил я в группе советских войск в Германии, я уже не застал той страны, которую помнил. Я попал в какую-то совершенно новую украинскую модерную среду. Она включала в себя спектакли Андрея Жолдака (он преподавал у нас на курсе в Театральном институте), первый фестиваль «Червона рута», активную публичную деятельность литературной группы «Бу-Ба-Бу», прозу Юрия Издрика и Тараса Прохасько», — заявил Мухарский.

По его словам, он тогда вдруг почувствовал, что эта новая украинская культура и есть тем маркером, благодаря которому можно дистанцироваться от понятия «советский человек», «гомо советикус».

«По сути, жить в поле модерных украинских смыслов, которые рождаются буквально на твоих глазах. Все это к тому же совпало с 1990 годом, с «революцией на граните», когда мы, студенты Театрального института, ходили на Майдан, поддерживали эти акции. Все это захлестнуло — присутствие при рождении чего-то могучего, нового, необычного, а главное, — современного. И тогда я по собственной воле украинизировался. Перешел в быту на украинский язык, сделал себе оселедець на макушке, одел черную сорочку-вышиванку, прикрепил к ней значок «Степан Бандера — наш герой». В тот момент и родился Антин Мухарский. Непосредственно произошло это на Хортице, где я помогал отцу, режиссеру-постановщику массовых зрелищ, проводить большой праздник, посвященный 500-летию казачества. И директор этого заповедника повел меня в свои закрома, где показал, в частности, реестровые списки украинского казачества. И в них не было никаких Антонов — только Антіни. Так я и решил себя называть», — рассказал артист.

Он также добавил, что его сценический образ «Орест Лютый» родился 11 мая 2011 года в Одессе.

«Я вел большой корпоративный праздник у одного из бонз Партии регионов. И во время работы перекинулся несколькими украинскими фразами с депутатом Олийныком. И вдруг ко мне подскочила местная вульгарная дама, в декольте, вся в стразах, с губами на пол-лица. Пунцовая от гнева и кричит: «Чтобы я здесь никогда этого не слышала! В зале сидит Джарты Василий Георгиевич, святой Агафангел, жена Януковича с сыновьями, а вы здесь на этой телячьей мове разговариваете». Мне, естественно, кровь кинулась в голову, но, как уже неоднократно случалось в жизни, подобное оскорбление пришлось проглотить из-за продажности актерской профессии. Мол, кто ты? Нанятый артист. Молчи и исполняй свой номер. Но именно тогда, в ночь на 12 мая, в одесском отеле «Моцарт» и родился Орест Лютый. Я тогда написал две его первые песни: «Лукьяновский СИЗО», в который преобразовался «Владимирский централ», и бандеровскую версию «Мурки». Говорят, что художника может обидеть каждый, и власть имущие с ними никогда особо не церемонятся. От этого панибратства и высокомерия страдают все без исключения творческие люди. Орест Лютый поставил себе задачу мочить таких хамов, сильных мира сего посредством музыкального творчества», — рассказал Мухарский.

Лента новостей
Вступай: